Алена Василевич. Мое хозяйство



Для детей младшего школьного возраста.


Утром бабушка налила мне полную чашку молока - запить завтрак - и сказала:
- Поторапливайся, внучек, пора приниматься за хозяйство. Твои тетка с дядей уже наработались на поле, пока ты спал. Время и тебе...
- За какое хозяйство? - не понял я.
- А я тебе все растолкую, - пообещала бабушка.
Ну, что ж: за хозяйство так за хозяйство. У нас в городе никакого хозяйства нет. А раз у бабушки оно есть - буду помогать, ничего не поделаешь. Так мне и мама наказывала: "Смотри, Вова, помогай там бабушке. Она у нас старенькая".
Бабушка и говорит:
- Поди-ка, внучек, погляди, где наши пуховые подушечки, не запропастились ли куда...
- Хорошо, бабушка, сейчас!
Я выбежал из-за стола - и в чистую половину: так называют всегда убранную комнату в хате. Там я и бабушка спали. В комнате было все в порядке: кровати застелены, подушки, пышно взбитые бабушкиными руками, громоздились чуть не до самого потолка.
И маленькие вышитые подушечки, "думки", тоже лежали на своих местах...
- Бабушка, подушки на кровати! - Я даже удивился, с чего бы это бабушка вздумала проверять, на месте ли подушки лежат. Куда они могли деваться?
- Ах ты, мой внучек! - всплеснула руками бабушка и залилась мелким смехом. - А я-то думаю, зачем он в хату побежал. А он - подушки проверять...
- Ты ж сама мне велела: "пуховые подушки"... - обиженно упрекнул я смеющуюся бабушку, которая, наверно, нарочно разыгрывала меня.
- Глупенький, так ведь я сказала, чтоб ты посмотрел, где наши гусята ходят.
- Гусята? Так разве же они подушки?
- А из чего, внучек, подушки-то делают?
- Из чего? Ну, не из гусят же!
- Верно, не из гусят, - опять засмеялась бабушка и объяснила мне, что подушки делают из перья и пуха, а пух и перья растут на гусях. А гуси вырастают из гусят. Вот и выходит, что гусята - это будущие подушки...
Я тоже посмеялся над этим и запомнил, чтобы в другой раз меня не провели.
К вечеру, когда жара спала, я взял кнут - его мне свил из пеньки дед Василь - и погнал на выгон бабушкиных свиней: старую Рябуху и двух черных поросят. Стою себе у плетня и посвистываю в воздухе кнутом: ж-жик, ж-жик! Цветет желтый, как солнышко, одуванчик - я по нему: ж-жик! Ползет по дороге черный жук - я и его: ж-жик! Только отвернулся, откуда ни возьмись белый мотылек - я и на него замахнулся: ж-жик! Да взмахнул мотылек белыми крылышками и упорхнул в рожь.
А я знай себе - все ж-жик да ж-жик!
Вдруг слышу - крик с поля через дорогу. Бабушкина соседка, тетка Игнатиха, там свеклу как раз полола.
- Вова! Ты что это делаешь? Посмотри, где твое сало гуляет?
Я посмотрел на землю: торбочка с салом и хлебом лежит там, где и лежала.
- Мое сало никуда не ушло! - кричу я в ответ и смеюсь. - Вот оно, рядышком со мной!
- Рядышком?! А ты посмотри, что твои свиньи делают!
Я огляделся еще раз. Вижу: нет моих свиней на выгоне. Куда они девались? Пробежал немножко вперед - во-он они, на картофельном поле, за ограду пробрались и землю роют. Я бросился выгонять свиней, а тетка Игнатиха давай отчитывать меня:
- Ишь ты его! Занятие себе нашел - стоит и кнутиком помахивает. Следил бы лучше за свиньями, раз уж в пастухи подался...
- А вы же кричали: "Где твое сало?" - огрызнулся я и сразу понял, что "сало" - это не кусок сала в торбочке, а свиньи! Так же, как те "подушечки"... Все тут наоборот называется, все не так, как у нас в городе...
А то однажды идем мы с дедом Василем по дороге вслед за телегой со снопами. Жара. Пылища. Подсадил меня дед на воз, сам коня погоняет. Навстречу нам председатель колхоза.
- Чего это ты, Вова, на хлебе едешь?
- Нет, - отвечаю ему, - я не на хлебе, а на снопах.
Председатель рассмеялся и говорит деду Василю:
- Сразу видно, город едет... Учи его, дед, как хлеб растет, учи!
Все "учи" да "учи" - как будто я сам ничему не учился и ничего не знаю. Показала мне бабушка, как надо полоть грядки с морковкой, так я их дочиста выполол: ни одного кустика не осталось. И учиться тут нечему!
Или скажет мне бабушка: "Иди, Вова, встречай наше молочко. Оно уже где-нибудь за речкой - домой идет". Значит, нужно прихватить с собой ломоть хлеба или пучок свекольной ботвы и идти встречать нашу корову Белку. Так уж приучила ее бабушка: встречай каким-нибудь лакомством, иначе пройдет мимо двора и пойдет вдоль всей деревни... А если Белка в самом деле пройдет мимо дома, бабушка непременно закричит: "Ну и досталось же мне молоко!"
Но меня уже не проведешь! Молоко - значит, корова! Корова - значит, молоко!
Такое у меня хозяйство. Я его теперь хорошо знаю!
Алена Василевич. Мое хозяйство